?

Log in

No account? Create an account
Семнадцатый год жизни - Эльдалира: шепот далеких волн — ЖЖ
Ноябрь 14, 2016
04:47 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Семнадцатый год жизни

Говорят, талантливых детей нужно не учить, а воспитывать. Я бы добавила: и горячо любить. Тогда они будут такими же, как Надя Рушева - вы ведь наверняка слышали о ней, рисовавшей героев Пушкина, Толстого, Экзюпери. Ее рисунки были свободными и летящими, а жизнь – короткой и яркой.

В одном из писем артековскому другу Алику Сафаралиеву Надя написала: «Если хочешь, чтобы они немного потлели, гори дотла сам... Это страшно трудно, но нужно. Нельзя только для себя». Она и хотела пламенно прожить жизнь. Комета, падающая звезда – впору было загадать желание.

Воспоминания Надиного отца Николая Константиновича Рушева я дочитывала с грустью и горечью. Книга оказалась очень хорошей, теплой и по-отечески восторженной. Николай Константинович очень любил свою дочь – беззаветно, но без иллюзий. Они были не просто родными людьми, но еще и друзьями и единомышленниками.

«Последний год Надежды» - это дневниковые записи о том, как проходили Надины дни, чем она жила и что ее вдохновляло. Это книга о родительской чуткости и о юности, соседствующей с взрослым отношением Нади к искусству.Она была замечательной девочкой – тонкой, вдумчивой, непосредственной, приветливой. Любила танцевать, играла в куклы, читала взрослые книги. В школе ей не давались химия и физика, да и по алгебре она частенько получала тройки, но училась старательно, и родители терпеливо принимали то, что их дочь – не отличница, достаточно было ее прилежности и целеустремленности.


В жизни Надя была точно такой, как в своих рисунках, созданных чистой, единственно верной и очень свободной линией. Она веселилась и грустила, как и все ее сверстницы. Так же, как и они (и как я шестнадцатилетняя) воспринимала «Мастера и Маргариту», любила Пьера больше Андрея Болконского, читала Ремарка. Иллюстрировала серьезные произведения, но видела их немного по-детски – может, потому и по-настоящему. В шестнадцать лет Надя смотрела на мир восторженно. Она была чудесной девочкой из своего времени, и ото всех отличалась только одним – своими гениальными рисунками.

Ее отец скрупулезно записывал все, что говорили о них взрослые художники, искусствоведы, писатели и старшие друзья. Кажется, он никогда не выпускал из рук блокнота, потому что Надя – главное, что есть в его дневниках: прочитанные ею книги, созданные ею рисунки, понравившиеся ей картины, ее настроение, ее поездки, ее друзья. Читатель узнает о Наде простые и милые детали: как она прикалывала на блузку то один, то другой значок, как собирала и складывала в тематические папки вырезки из газет, как сетовала на результаты литературного КВНа в школе. Николай Константинович записывал все это серьезно, с гордостью, неозвученной строгостью и нежностью – словом, с любовью, но не слепой, а очень зоркой.


Его книга – это еще и зарисовки эпохи, каких-то простых и радостных шестидесятых. И высокое, и будничное: с одной стороны - спектакли, выставки, поездки, кино, ироничное Надино отношение к стилягам, восторженное – к талантливым людям, и, конечно, письма и открытки, пригласительные и поздравительные, а с другой – ненавязчивые штрихи о том, как скромно жили Рушевы – так же, как вообще живут трудолюбивые и порядочные люди. Обо всех, кто упоминается в книге, хочется сказать именно «скромный человек», и в этом определении будут свои красота и честность. Будто бы тогда люди жили другим, чем-то более правильным.

Из небольшого семейного бюджета Рушевых всегда выкраивалась сумма на новые альбомы и издания художественной литературы. У Нади даже была своя полка с подаренными ей книгами – а это были очень важные и нужные ей подарки. Впрочем, девичьим нарядам и украшениям она радовалась так же искренне: сшитым ее мамой, иногда по Надиным же эскизам, платьям, недорогому браслету с перегородчатой эмалью, о котором она мечтала и который в последнюю ленинградскую поездку подарил ей отец. Надя и сама любила дарить – свои рисунки, и делала она это так же легко и открыто, как творила.

На монгольском языке имя Надежда – Найдан – означает «Вечноживущая». Нади Рушевой не стало через месяц после семнадцатилетия, но все же упавшей звездой она не стала – она живет в настоящем, в рисунках, памяти, по-своему - в пушкинских строках. Она радует нас и забавляет, заставляет задумчиво склонить голову и помолчать. Навсегда юная и ярко горящая – надежда, нужная каждому из нас.

Tags: ,

4 упавших звезды А что ответит ветер?

Comments
 
[User Picture]
From:qween_of_tears
Date:Ноябрь 14, 2016 02:04 pm
(Link)
Ой-ой-ой!
Я пошла плакать.
Надя Рушева и Ника Турбина - о них я узнала в детстве от мамы.
и, кажется, эти знания оказались важными и ценными для меня.
Ты окунула меня в воспоминания тех дней.
Так что я даже не могу дочитать пост: накрыло эмоциями.
Умеешь же ты!
[User Picture]
From:yasnaya_luna
Date:Ноябрь 16, 2016 08:24 am
(Link)
:)) Юляяяяяя, у меня от этой книги такой душевный подъем был! :))))

Плакать не нужно. Надя же такая светлая была, такая радостная. :)

С Никой Турбиной все сложнее - я никогда не воспринимала ее талант как дар от бога - это что-то противоположное, темное, страшное.
[User Picture]
From:lei_ri
Date:Февраль 11, 2017 11:11 pm
(Link)
А я и не знала ничего о ней, не слышала даже!
Теперь восполняю.

И как же жаль...
[User Picture]
From:yasnaya_luna
Date:Февраль 13, 2017 08:25 am
(Link)
Хорошо, что теперь знаешь. Она была замечательной девочкой. :)
Разработано LiveJournal.com