?

Log in

No account? Create an account
Алессандро Барикко "Море-океан" - Эльдалира: шепот далеких волн — ЖЖ
Март 3, 2009
01:50 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Алессандро Барикко "Море-океан"

Море изменчиво, безжалостно и прекраснее всего, что есть на свете. Однажды проникнув в мысли, оно поселяется там навеки, определяя вашу жизнь. Спасая или ведя к гибели.

Книга Алессандро Барикко похожа на море - утром после дождя - ворчливое вздорное, пенящееся и бурое. Эта книга - и есть море. Море-океан. Оно непостоянно и оно вечно.

И встречает оно читателя именно в таком обличье - вздымающимся волнами, но покорно опадающим при касании с галечным берегом.

1. Таверна "Альмайер"

А галька мокрая, темная и блестит приглушенно, ведь солнце скрыто тучами, отступающими за горизонт.
Первая часть романа - в коричневых тонах. Она полнится их благородством. И благородством серого. А изредка встречаются вкрапления обкатанных морем самоцветов. Они делают полотно повествования богаче и не кичатся драгоценным происхождением.

"Море-океан" Барикко - белая картина. Совершенно белая. И она же объединяет фламандскую живопись и портретное искусство Модильяни.
Уют северных земель, теплая роскошь натюрмортов посреди холодных пейзажей контрастируют и находят точки единства с чувственным авангардизмом странных портретов, глядящих глазами светлой волны.

Фантасмагория и реальность, сказка на ночь и дневной сон. Объятие и взгляд. Первая книга романа может свести с ума. Или, проведя сквозь безумие, помочь обрести себя... и истину. Как лекарство, в равной степени способное исцелить и убить - таково и море, открывающее для тебя свои глаза.

Как постигаешь море, его начало и конец, как пробираешься сквозь лабиринты своего "я", так погружаешься и в первую книгу "Моря-океана".

Море зовет, но не дает ответов. Напоминает о сказках Жюля Сюпервьеля. Неспешно и неотвязно разговаривает с читателем. Ведет свой рассказ, но не обещает финала.

Книга первая - читатель пробирается сквозь слова, тонет в них, а после начинает дышать ими. Барикко передает настроение, вкус, запах и тактильные ощущения, сплетает их в холст, на загрунтованной белизне которого соленой водой написана картина.

Сюжет - не главенствует в романе. Постижение - для каждого героя и для читателя - становится смыслом и целью. Меняются местами два мира - за пределами книги и созданный автором. И надо всем вздымается море. Оно охраняет место, которое в равной степени можно назвать "Нигде" и "Там, куда идешь".

Таверна "Альмайер" встречает заблудившихся.

2. Морское чрево

Стоя на морском берегу, можно грезить о море. Попав в его чрево, более не помышляешь о возвращении к наивной галечной устойчивости.

Кто-то ищет пределы, кто-то находит их - самостоятельно или с подсказки. А иные оказываются в морском чреве, где пределы перестают существовать. Перестают существовать сами люди - они постигают истину, чтобы никогда не быть спасенными.

О заглянувших во чрево - вторая книга романа. Соленая вода разъедает раны, солнце лишает сил. Предел один - человечность - и он уничтожен.

История, увиденная с двух концов одного страдания. Рассказанная двумя людьми, которых море провело через ужас и заставило вывернуть нутро.

Двумя выжившими на плоту, которым играл, точно шахматами, океан - по собственным правилам, ломая одну за другой фигурки.

Первое - это имя... Второе - это безумие.
Имя - не важно. А вот третье... взгляд, и он не погаснет, как ни мечись.

Доктор Савиньи ластится к безумию, повторяя страшную считалочку. Обласканный судьбой и вкусивший привилегий, он становится жалок и. Он боится смерти, обманывая себя, и боится одного-единственного врага, устоявшего по другую сторону морского чрева.

Томас, простой моряк, бросает безумию вызов. Разверзшаяся перед ним истина навсегда лишает покоя. Среди ужасов, потерь (любимой, товарищей, человечьего лика) он открывает, не называя, мужество и благородство.

Антагонизм сословий, отфильтрованный безжалостной водой, превращается в антагонизм истины и лицемерия. Он вскрывает нарыв варварства, прикрытый дорогими одеждами, и меняет местами высокостатусного Савиньи и нищего Томаса.

На выкрашенной солью и кровью шахматной доске - обессиленные фигурки. Море устроило рокировку. И белый парус на горизонте стал в один миг вестником спасения и траурным саваном грядущей расплаты. Границей безумия внешнего и внутреннего.

Море вновь переменилось.

3. Песни возвращения

Таверна "Альмайер" - место, которого почти нет - стала на время прибежищем беспокойных душ. В покое и странности затерянного уголка они излечиваются от недугов или просто находят себя.

Анн Девериа, Бартльбум, Пуассон, Элизевин, Плюш и Адамс - шестеро. Они стали едины, чтобы потом разойтись своими тропами, расстилая особые нити - прочные и все же подобные туману, пропитанные морской солью и высушенные северным ветром на песке.

Их дороги пересекутся, спутаются, как смятая ветром трава, и вновь разойдутся. Дороги вперед и дороги возвращения. Они - суть одно: открытие музыки в тишине и жизни.

Несбывшееся, выбранное, признанное - все это лишь способы движения и настроения моря-океана. Оно переменчиво, это прекрасное чудовище. Холодное и спокойное, море вдруг становится безжалостным и сводящим с ума, а затем обретает мягкую иронию и светлую печаль., напевая возвратные песни. Для тех, кто устал.

Все настроения его, в конечном итоге, сводятся к одному - к полностью белому холсту. Белизна перестает быть избавлением, жаждой, ненавистью, страхом. Она не слепит, не уничтожает и не возрождает - она есть и она есть начало. Или конец. Моря.

Шестеро героев в месте, именуемом "Нигде". И некто седьмой, которого никто не видел.

Однажды таверна опустеет, и некто седьмой покажется на берегу.

И выйдет солнце. И будет оно ласковым и безмятежным. И чье-то крестное знамение... нет, не освЯтит, но освЕтит пенные воды. А таверна "Альмайер", простившись с уставшими и обретшими силы, распадется на тысячи брызг - перламутровых на золотом фоне. До того дня, пока заблудшие корабли не захотят вернуться домой.

Первое - это имя. И море еще не названо им.

Tags: ,

7 упавших звезд А что ответит ветер?

Comments
 
[User Picture]
From:johanna_d
Date:Март 3, 2009 02:32 pm
(Link)
Одна из моих любимых книг "Баррико". Следующая после "Шелка".
[User Picture]
From:yasnaya_luna
Date:Март 3, 2009 06:16 pm
(Link)
Сумасшедшая книга. Совершенно неожиданным образом меняется, пока ее читаешь. С твоей легкой руки сразу после работы заехала за "Шелком".
Почему фамилия с рр и в кавычках?
[User Picture]
From:johanna_d
Date:Март 3, 2009 06:19 pm
(Link)
Я все время путаюсь в количестве согласных в итальянских фамилиях. А что, там еще и кавычки оказались? Это уже точно переутомление)))
А "Шелк" - это чудо, настоящее чудо! Кажется, по нему и фильм вышел, но я его еще не видела.
[User Picture]
From:yasnaya_luna
Date:Март 3, 2009 06:21 pm
(Link)
Бывает! Весна все-таки на дворе. ;)
У этого итальянца две кк и одна р. Сама еле запомнила. :)
[User Picture]
From:yasnaya_luna
Date:Март 3, 2009 07:55 pm
(Link)
Кстати, да, американцы взялись снимать "Шелк", но лента на экраны так и не вышла. Вот если бы французы взялись за "Море-океан"...
[User Picture]
From:johanna_d
Date:Март 3, 2009 08:11 pm
(Link)
А что случилось с "Шелком"?:(
[User Picture]
From:yasnaya_luna
Date:Март 3, 2009 08:13 pm
(Link)
В статье уточнения не было. Видимо, плохо сняли.
Разработано LiveJournal.com