Виктория Л. (yasnaya_luna) wrote,
Виктория Л.
yasnaya_luna

Category:
В Ирландии - на шестьдесят пятой странице - идет дождь. Там совершенно особенный колоритный мир, несмотря на непогоду.  У ирландцев это как раз "Неплохой День", как говорит Рут Суейн, а у нас чуть ниже нуля и впервые за пару месяцев можно посмотреть на Луну - она, оказывается, растет.

Книга у меня шершавая, с обложкой в сливовых тонах и надписью "Роман, которому суждено стать классическим". Не уверена, но оторваться не могу. А Рут, героиня этого произведения, лежит в кровати и читает книги. У нее что-то не так со здоровьем и у нее же - отцовская библиотека на пару тысяч книг. Она вознамерилась прочесть их все, чтобы найти там отца, Вергилия Суейна. Самая первая книга - "Остров сокровищ" Роберта Льюиса Стивенсона, и Рут нравится то, что сказал ее автор: "забыть себя означает быть счастливым". Мне тоже нравится, и у этого сразу несколько смыслов. Вот что приходит на ум сразу: 1. быть счастливым другими людьми, не думая о себе и своем; 2. испытать такое счастье, что напрочь забыть обо всех своих заморочках, причудах и сомнениях; 3. испытать счастье от открытия нового себя ("...не замечая сотен живших в ней самой других Вероник - интересных, безрассудных, любопытных, смелых, отчаянных" - мне все время приходит на ум Вероника, решившая умереть под пером Коэльо).

А сегодня днем была весна с капелью, влажным воздухом, припекающим солнцем, ставшим вдруг рыхлым снегом и даже кое-где лоскутами совершенно сухого асфальта. До марта еще жить и жить, но все-таки. И луна.

Я превращаю прошлый год в нынешний самым простым способом: вырываю страницы из прошлогоднего настольного календаря с акварельными рисунками цветов и использую их в качестве загладок. "У входа в море" Дворяновой был июлем с лиловой гортензией (подпись на листке: "Название было дано цветку в честь принцессы Гортензии - сестры принца Священной Римской Империи"), а "История дождя", которую рассказывает Рут (хотя вообще-то Нейл Уильямс). - это маково-ландышевый май. Упоминание маков было на странице 58. В сноске: "Этот цветок стал символом, потому что маки росли во Фландрии, где в Первую мировую войну шли особенно тяжелые бои".

Нет, книга не о войне, но ирландцам, оказывается, любую историю нужно начинать рассказывать сначала, то есть идти от прадедушки к дедушке, потом к отцу и только затем отдавать должное текущему времени. Кстати, Рут не чужда иронии и самоиронии, а это мне импонирует - ничего не слышала прежде про ирландское чувство юмора.

Так вот, краткий рассказ о дедушке, который собрался уж было в следующую жизнь прямо с полей Фландрии, но был спасен фронтовым врачом, вдруг самым неожиданным образом напомнил мне о небе Аустерлица. Князь Андрей, "Война и мир", первый том (первый же?). "...небо над вами синее и глубокое. Вы чувствуете, что никогда не видели его прежде, вы чувствуете, то это не крыша, а дверь, и она на самом деле уже совсем открыта, вам остается только ждать". "Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, что узнал его наконец. Да! все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу!.."

Впрочем, Рут величайшим романистом считает вовсе не Толстого, а Диккенса, и мне на ум тут же приходит на ум "Дэвид Копперфильд", которого я пока не прочла, но которого читает вслух в "Унесенных ветром" Мелани. Мне хочется поскорее добраться и до Диккенса, и до Митчелл, но я ничего не планирую. Во-первых, планировать в моем случае что-либо бесполезно, а, во-вторых, книга, которая у меня уже в руках - это удовольствие в словах и ощущениях. У нее ведь не только обложка потрясающая на ощупь, но и бумага - не слишком белая, не слишком гладкая, на удивление незнакомая, хотя явно недорогая. От форзаца темно-пурпурного цвета я и вовсе испытываю наслаждение.

Странное состояние: хочется одновременно шутить и мечтательно о чем-то рассуждать. Думаю, дело в ленивой вечерней программе, состоявшей яблока сорта "Богатырь" и пары мандаринов, запаха хвои, болтания ногой, переброшенной через подлокотник кресла, из трех серий "Ситы и Рамы" (после большого перерыва, между прочим) и чтения современной ирландской прозы прозы. После ошалелых рабочих будней другого и не нужно или нужно, но строго дозировано, чтобы отдохнуть от звуков и слегка наполниться смыслами. И в голове по-прежнему песни Uma2rman.

Спокойных снов!
Tags: зима, книги - часть 3, обо мне, параллели
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments