Виктория Л. (yasnaya_luna) wrote,
Виктория Л.
yasnaya_luna

Category:

Концерт, который оказался не таким

На днях я сокрушалась из-за отсутствия в афише филармонии программ, составленных из популярной классики. Мне очень хотелось живого звучания музыки и душевного отдохновения, но за неимением ничего подходящего билет я взяла на концерт потенциально тяжеловесный и требующий интеллектуальных затрат - на Шостаковича и Бриттена.


Бриттен у меня ассоциируется с "Королевством полной луны" Уэса Андерсона, Шостакович - с великолепным "Золотым веком" и "Ленинградской" симфонией. Поэтому от первого я ждала любопытной непонятности, а от второго - масштабности, поисков необычного звучания и непреодолимого духа русской классики. Отчасти так и оказалось, но впечатления при этом оказались противоположны тем, на которые я рассчитывала.

Симфония Шостаковича была депрессивна, как бесконечный (50-минутный) похоронный опус с кратким облегчением в конце. Как-то кому-то из друзей композитор сообщил, что собирается написать веселенькую симфонию, но за месяц пребывания в доме отдыха создал 15-ю, и вот из-за неё к концу второго отделения у меня разболелась голова. Для симфонии это сочинение очень странное: то скрипит одна-единственная скрипка, то ее подменяет виолончель, все тихо, все недвижимо, все пропитано упадническими настроениями, потом вдруг кратковременное оживление, вступает весь оркестр,
слушатели сбрасывают оцепенение, но минута и снова монотонность, скрашиваемая единичными звуками ксилофона.

В доме отдыха и в душе Шостаковича, видно, было настолько беспросветно, что финал произведения сложился из тиканья часов, капель дождя по жестяной крыше и внезапного единственного лучика солнца.

И аплодировать не хотелось - хотелось, чтобы побыстрее все закончилось, перестало шуметь и терзать мой слуховой аппарат. И дело тут было либо в том, что я не доросла (о чём сейчас сожалеть не могу) до музыки Шостаковича, либо в исполнении, либо симфония эта и впрямь есть юдоль уныния, в которой пребывал стареющий композитор, безрадостно прощающийся с безрадостной жизнью.


Другое дело Бенджамин Бриттен: его изумительный фортепианный концерт был совершенно английским по звучанию и совершенно из двадцатого века.

Первая часть - словно вводная картина к классическому английскому роману: простые горожане свежим и славным утром спешат по делам или на работу (на фабрику, в булоxную, в контору) - каждый в своем ритме и со своим настроением, но одинаково сопровождаемые маленькими обыкновенными городскими чудесами. На эту музе можно было бы снять фильм в стиле ранних шестидесятых и наполнить его прозрачным светом и акварельными красками самых естественных оттенков.

Часть вторая - это соединение английского снобизма с экзотичностью английских колоний (что-то индийское, Киплинговское), перенесенной в сердце Лондона.

Наконец, в третьей части настроение становится ОскарУайльдовским, причем не только изысканно-ироническим, но местами и повторяющим то тёмное, что можно у этого писателя найти.

Во второй половине концерта нет ничего беззаботного, слышатся тревоги, но исключительно рационального свойства, да и те сменяются благополучным их разрешением. Часть четвертая и вовсе вдруг напоминает о Голсуорси и ком-то еще, более современном  рафинированном.

От этого фортепианного концерта я получила настоящее удовольствие: это была история с каким-то злоключением, с мужскими и женскими персонажами, не лишенными ума и очарования, и почему-то мне думается об "Идеальном муже", но лишь отчасти.

Как видите, музыкальные знакомства получились на сей раз неровными и непредсказуемыми, но, право слово, самой лучшей частью программы оказался романс Шумана, исполненный на бис пианистом Рустемом Кудояровым. Вот какой музыки мне хотелось и хочется до сих пор.
Tags: Белгород, музыка, обо мне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments