November 27th, 2007

Цветок

Князю Болконскому (в книге и в фильме)

«Надо жить, надо любить, надо верить!»
Отчего не видел он раньше это высокое, вечное небо? Он, этот сильный, чистый человек? Как же трудно начинать заново, когда рухнул весь ваш мир, милый князь. Как долго заживает поврежденный грозой ствол прекрасного дуба.

«Весна, и любовь, и счастие!»
Нет, нельзя останавливаться, потому что все вокруг – жизнь, и вы часть этой жизни и этой весны. Нет, не отчаяние, но восторг надобен потухшему взору. Весна с ее раскатистыми грозами, шумом листвы, с ее ручьями и заливными лугами, пением птиц, с ее небом – вот чего недостает раненой душе.

«Маша, милая!»
Как тепло, по-родному обнял он ее. С братской нежностью и дружбой. Обнял так, будто одновременно укрывал от тягости и искал защиты и примирения своему болящему сердцу.
С какой лаской и немного боязнью смотрел на Лизу. Он не был виновен перед нею, разве что в ошибке чувств, неопытности сердца. Нельзя корить себя нелюбовью, ведь это не предательство.
Милый князь, не отгораживайтесь от мира – вот измена. Измена самому важному – жизни.

Вы не могли появиться просто так, из ниоткуда. Так не бывает. И старый дуб дает новые, молодые побеги.

Старый Болконский. Махина, а не человек: патриот, рачительный хозяин, гранит. Человек непростого, неуживчивого характера. Но за его резкостью – необъятность отеческой любви и мудрости. Скупость внешних чувств – это только занавес, прячущий глубину человеческой личности.

И вы, князь Андрей – юное дубовое деревце. Морозы и вьюги делают вас крепче, учат прочно держаться корней и тянуться к небу. Вся жизнь, со всеми ее радостями, со всей широтой своей открыта вам. Пока так много молодости, так много счастья таится в вас.