May 5th, 2014

Д и М

(no subject)

Будто мастихином - мазок берлинской лазури и цинковых белил по серому тяжелому небу.
Ночь перелистнула страницу, и обмакнула в дождь гусиное перо.

Краски стали нестеровскими, приглушенными, и по-утреннему шишкинскими, и заповедно-васнецовскими. От нас до северных краев так далеко, что даже кроны деревьев имеют другую форму, а все же продернута общая нить. Наверное, мы прошиты ею, и она натягивается внутри, называемая духом.

Ветер сворачивает время в клубки и прогоняет тучи, и уже к солнцу обращает лицо влажная, жирная земля с примятой травой.

И.И. Шишкин, "Дождь в дубовом лесу", 1891.