November 10th, 2014

Барбра Стрейзанд

Доктор Кто: Смерть в раю

[Спойлеры!]"Мавр сделал свое дело, мавр может уходить".
Это про Дэнни Пинка.

Заканчивается восьмой сезон "Доктора", Мисси-Поппинс-Шапокляк куда-то испарилась, впереди только рождественский выпуск, в наличии неизвестный ребенок. Дэнни умер, стал сайберменом, опять умер, позвонил с "небес", сказал, что не приедет. И что? Хм, это было почти душещипательно: железный человек, тяжелой рукой обнимающий хрупкую деву. Обнимашек в серии было предостаточно, даже один поцелуйчик, а вот огня (хотя бы огонька) - в дефиците.

Я никогда не кайфовала от Мастера, но Джон Симм был искрометен. И "его" серии отличались балансом драматизма, юмора, сентиментальности и героизма. Моффат, елки-палки, зачем после такой классной серии про лес скатываться в нагромождение нержавеющей стали? Я даже не про киберлюдей, а про то, что опять рассудочно соединили картинку, а душу вдохнуть забыли.

Вот тут написано:


"У приключения новое лицо". А нет приключения - есть набор событий.

Окей, подожду до Рождества - не зря же нам показали Санту. В конце концов, где-то есть Галлифрей... А, упс, Доктор и Клара врут друг другу.


Занятное наблюдение: иногда объятия нужны для того, чтобы спрятать лицо и солгать. Очевидное: иногда проще и полезнее сказать правду, в том числе себе. И не стану спорить: боль может быть даром. Хотя "даром" ли: боль - сама по себе плата за душу.

Эмммм, а Доктор-шотландец хоть раз примерит килт?
Детали

(no subject)

"Странному событию надо оставить его странность, поскольку со временем оно, возможно, предстанет в более ясном и понятном свете". (А. Мердок, "Зеленый рыцарь")

В следующей записи я размещу довольно пространный текст, посвященный тре героиням "Зеленого рыцаря". Прошу читателей набраться терпения и простить меня за шероховатость текста и мыслей. Мне будет приятно сглаживать их вместе с вами.
El Mar

Тройственность

Юные мисс Андерсон:

Алетия - Истина - любящая книги,
София - Мудрость - увлеченная историей,
Мойра - Судьба - собирающая камни.

1
"Тедди Андерсон, получив классическое образование, наградил своих дочерей греческими именами: Алетия, София и Мойра. Девочки, однако, спокойно обсудив их между собой, решили не пользоваться столь громкими именами, хотя и не стали полностью отказываться от них". (А. Мердок, "Зеленый рыцарь")


Триумф смерти. Три мойры. Фландрский гобелен (около 1510—1520)
Collapse )