?

Log in

No account? Create an account
Октябрь, 12, 2016 - Эльдалира: шепот далеких волн — ЖЖ

Октябрь 12, 2016

Октябрь 12, 2016
11:19 am
[User Picture]

[Ссылка]

По собственной глупости я совершенно не выспалась, и поэтому весь день мое настроение будет менять полярность.

Начнем с приятного - забавный, хотя и на один раз, фильм "Не просто счастливый конец" про юную писательницу в творческом кризисе, которую играет Карен Гиллан, составлявшая когда-то компанию Одиннадцатому Доктору. Ее вечно небритого издателя - голубоглазый красавчик, которого я пару недель назад видела "Чужестранке" в роли графа Сен-Жермена, а отца - лэрд Колум Маккензи оттуда же. Герои - сплошь шотландцы, место действия - тоже Шотландия, в общем, сплошное очарование, особенно если одновременно вышивать новогодние мотивы.


Слушаю второй фортепианный концерт Рахманинова - он прекрасен, он удивителен, сегодня он звучит особенно, а я немножко влюблена.

Снова пасмурно, холодно, ветер старается сорвать последние листья с берёз - некотоые из них все еще нежно-зеленые. А сирень, наверное, уже отцвета и осыпалась - уж не знаю, опередила она весну или пыталась догнать ее.

Tags: , ,

2 упавших звезды А что ответит ветер?

TimeEvent
05:20 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Москва. Октябрь
Солнечная, дождливая, прекрасная Москва.

ХХС, огромный, пышный, пафосный новодел. Зато кораблик на переднем плане назван "Виктория-2":

Несколько случайных снимковСвернуть )

Tags: , ,

6 упавших звезд А что ответит ветер?

TimeEvent
11:59 pm
[User Picture]

[Ссылка]

Перед зеркалом
В одном из моих книжных шкафов, на второй полке слева, в переднем ряду стоит восьмитомник Каверина. Переплеты у него поистрепались и похрустывают при открытии. Обрез - разбавленный серым синий цвет, перекликающийся с цветом обложек, бумага гладкая и чуть пожелтевшая от времени. До сегодняшнего утра я даже не догадывалась, что в шестом томе этого собрания напечатан роман "Перед зеркалом".

Собрание принадлежит моей маме - она купила его лет пять назад в сухумском "Букинисте" и прочитала от начала до конца. У нас дома много книг из этого книжного - еще до войны папе откладывали там ценные издания, а много после я покупала то одно, то другое. Оттуда - мой большущий "Врубель", и "Унесенные ветром", изданные к премьере экранизации, и альбом русского акварельного портрета, и Хикмет, и Брет Гарт, и Китс. И я так хотела бы побывать там - не только в магазине, а в моем Сухуме, моем - в котором были все те, кого теперь так не хватает, и море, и платаны, и запахи, сменяющие друг друга и друг с другом смешивающиеся.

У Каверина Сухум упоминается дважды, но вряд ли только из-за этого последнюю четверть книги я мысленно возвращалась домой. Я давно привыкла к собственному запрету не думать и не говорить о Сухуме, к собственному презрению к происходящему там, я научилась любить один Сухум и стирать с персональной карты мира другой, но у Каверина он - тот самый, родной, за пределами сюжета.

У Каверина другой мир - такой, что у меня в глазах слезы, но я не плачу. Может, это усталость, но мне сейчас горько и хорошо от всего прочитанного. Каверин не только Лизу и Костю - он и себя, и читателя разместил перед зеркалом. Я перелистывала страницы и думала: о Володе и Лизе в Константинополе, Борисе в Берлине, о Сергее с Роксаной в Ницце - каково им было там, вне их России. Хотя они, я знаю, увезли ее с собой.

Каверин и об этом написал: "Наши страдания, наш внутренний голос, заглушенный интересами дня, наша работа, до которой так трудно дойти, доползти, добраться, - это тоже Россия. И, может быть, самая страшная, самая безнадежная сторона нашей нищей, цыганской жизни - непонимание или нежелание понять, что мы - тоже Россия".

Господи, они ведь жили там, на чужбине, с постоянным ощущением Родины, с тоской по ней, они передавали это детям и внукам - сохраняли даже язык. А что теперь? Уезжают, отрекаются, отбрасывая Россию, как сор. Мои племянники в Германии не говорят по-русски - меня это не касается, мы вряд ли будем общаться, когда они вырастут, но это вызывает некоторую горечь.

Книга, конечно, не об этом - она вообще о многом настоящем: о времени, выборе, таланте, доме, любви, памяти, разлуке. К тому же читать ее нужно, листая альбомы по искусству и вспоминая собственное знакомство со всем, что мелькает в письмах героев. Я даже подумываю составить небольшой справочник с репродукциями Матисса и Левитана, стихями Бальмонта, и Рильке, и непременно (хотя не очень охотно) Цветаевой. В нем будут фотографии византийских фресок, романс "Две розы" и "Campanella" Листа, цитаты из "Пана" Гамсуна с приложением "Пана" врубелевского, несколько старых открыток с видами Казани, Ялты и корсиканского побережья, а на обложку я помещу автопортрет Рафаэля - он прямо сейчас смотрит мне в глаза с купленной в Москве открытки.

Tags: , , , , , ,

8 упавших звезд А что ответит ветер?

На день назад 2016/10/12
[Архив]
На день вперёд
Разработано LiveJournal.com