October 14th, 2016

Барбра Стрейзанд

(no subject)

Яркое солнце и ноль градусов, ужасная усталость, будущая вечерняя тренировка (и еще большая усталость), севший голос, странный насыщенный сон накануне Покрова, непреодолимое желание красного, как ягоды пироканты, палантина, в который можно завернуться и спрятаться и тут же, им же, бросить вызов миру.
  • Current Music
    Joe Dassin - Salut
Цветок

Рафаэль. Поэзия образа


Красочным воскресным утром, отстояв около часа в очереди - в отличной компании, - мы встретились с Рафаэлем. Мне хотелось не только узнать его подлинного, вне репродукции, но и проверить свою реакцию на него. Бердяев писал когда-то, что "в его совершенном искусстве нет трепета живой души", нет "магии обаяния" - и я сама не находила в их той же мере, в какой отзывались в моей душе и разуме Леонардо и Боттичелли. Рафаэль почти во всех виденных работах был для меня чересчур красивым, едва ли не рафинированным, и формальным, и мне необходимо было попасть на выставку, чтобы убедиться или изменить впечатление.

И я его изменила. Нет, не полюбила Рафаэля - я верна мессеру да Винчи, - но узнала с другой, живой и проницательной стороны. Его картины вовсе  не совершенны, но они восхищают.

И началось все с "Автопортрета" - с него на меня смотрел юноша, знающий (предзнающий) о красоте больше меня и оттого особенно, нежно печальный. Совершенно итальянец - об этом говорят его глаза, его темные ресницы и брови, его молчащие губы и его подбородок. Он совершенно живой на этом автопортрете - не прекрасный, нет, больше: умный, сложный, не всегда и не всем приятный, тонкий, трудолюбивый, понимающий и разницу между искусством и ремеслом, и то, что он попал в ловушку заказов и зрительского ожидания прелестного в ущерб глубокому. В этом скромном автопортрете - страстность, кажущаяся меланхоличностью, лаконичность при внутренней бескрайности.


Collapse )