January 31st, 2017

Барбра Стрейзанд

(no subject)


"Угадать и соблюсти правильное соотношение легкости и тяжести - вот в чем тайна всего существующего в мире, в том числе и тайна этого ремесла... Только спокойно, терпеливо, истинные линии где-то здесь, нужно просто нащупать их - и так и эдак примерялся он долотом. Лишнее можно убрать и одним резким ударом, но тогда возрастает опасность отколоть, причем навсегда, и то, что составляет сущность".

"Не избегайте его... Он такой человек, на взгляд которого можно положиться... Детка, это не так уж мало... Это всё... Это любовь... Бог заботится о том, чтобы завтра вам, как это говорится, не пожалеть".

"Часть складывалась с частью, композиция с композицией. Медленно. Арфа отклонялась назад и, конечно, упала бы, если бы ветер не подставил плечо, если бы у него не было искусных рук. У него были мягкие подушечки пальцев, у него были ногти, которыми он мог вцепиться в бешенстве, мог причинить боль, оторвать, выдрать из сердцевины, он умел ласково сплетать пальцы, нежно перебирать, на мгновение многозначительно останавливаться, а потом снова приниматься неутомимо веять, он умел накрыть одним движением один тон, как ладонью накрывают бабочку, и тут же из-под ладони, как по волшебству, вылетает сотня других... Музыка становилась все более полной".
(Горан Петрович, "Сеансы одновременного чтения")