May 11th, 2017

El Mar

(no subject)

Вчера некий психологический тест сообщил, что мой внутренний возраст колеблется между шестнадцатью и восемнадцатью годами. Когда мне было девятнадцать, тесты выдавали внутренние двадцать семь.

На меня снова накатывает паническое "Хочу в отпуск, хочу куда угодно, но не работу", соединяется с неутолимым желанием спать и укорами самой себе за то, что я не лечу по жизни, а, уставшая, падаю, не раскрывая крыльев.

А утро солнечное, и небо синее, и бесконечный третий том "Атланта" прочитан на две трети. Я дала себе время до воскресенья, чтобы его дочитать, но не могла представить, что буду разочарована последней частью, восторженно проглотив первые две.

Collapse )
Candy Candy

(no subject)

"Исходите из того, что стремление к счастью – единственная нравственная цель вашей жизни и что в счастье, а не в страдании, не в бездумном потакании себе, а именно в счастье – доказательство вашей нравственной ценности, так как в нем – доказательство и результат ваших непрестанных усилий осуществить свои идеалы. Счастье – это ответственность, которой вы страшились, оно требует умственной дисциплины, которую вы, не умея ценить себя, не практиковали. Убого-тревожная рутина вашей повседневности – вот расплата за то, что вы избегали осознать ту истину, что нет в душе замены счастью, что нет труса презреннее того, кто бежал с поля битвы за свою радость, побоялся утвердить свое право на жизнь, не нашел в себе силы духа и жизненной силы, хотя бы той, что есть у цветка и птицы, стремящихся ввысь, к солнцу" (Айн Рэнд, "Атлант расправил плечи", книга 3).


Мне не по нраву, когда акт доброй воли в отношении человека, достойного такого акта, называют сделкой и измеряют выгодой. Мне не по нраву такая капитализированная синонимичность, хотя я согласна с тем, что иногда доброта является по сути "потаканием нулю". Но с определением счастья, приведенным выше я согласна безусловно: счастье - это в значительной степени результат приложенных усилий, и оно, равно как и эти усилия, требует осознания. Но одновременно это что-то большее, сопряженное не только с сознанием.

Рэнд отвергает существование души, ставит знак равенства между нею и духом, полагает, что чувства идут от разума и счастье, как и любовь, должно быть рационально, наконец, что полагаться на голос сердца - это иррациональный обман. Но счастье - это голос сердца, услышанный, приятый и осознанный самим человеком. Это не порождение органов чувств и при том не химера - это состояние. Оно иррационально, оно шире и глубже простого удовлетворения достингутым результатом. Счастье - это подвижное равновесие. И иногда оно кажется внешне беспричинным.

А Рэнд образца третьего тома - злобный сухарь.
И легкого флера ар деко, отличавшего первые две книги трилогии, в "А есть А" практически нет.