?

Log in

No account? Create an account
Сентябрь, 8, 2017 - Эльдалира: шепот далеких волн — ЖЖ

Сентябрь 8, 2017

Сентябрь 8, 2017
12:25 pm
[User Picture]

[Ссылка]

"Два капитана" (Ленфильм, 1955)
Почему я не выспалась? Потому что встать нужно было на час раньше, а заснула я на час позже, да и вечер провела бездарно и бездельно. Зато посмотрела "Двух капитанов" 1955 года. В полуторачасовой хронометраж фильма оказалось невозможным уместить 700 страниц романа, и многие сюжетные повороты оказались весьма условными и стремительными, к тому же в сценарии не оказалось места ни Сковородниковым, ни доктору Ивану Ивановичу, ни многим другим. Зато картина получилась наивно-возвышенной, как раз в духе пятидесятых. И смотреть ее стоит уже ради одно только необыкновенного Ивана Павлыча Кораблева - от Бруно Фрейндлиха глаз не отвести. Да и его собственный взгляд, как и в книге, притягателен для одних и трудновыносим для других.


Маленькая Катя - совершенно такая, как у Каверина: живая, дерзкая, прямолинейная. И прекрасная Мария Васильевна, и Николай Антоныч, и Ромашов в исполнении Николая Лебедева. Нина Капитоновна никогда не представлялась мне похожей на довольно молодую еще Татьяну Пельтцер, но получился весьма удачный образ. Саня в детстве славный, но несколько театральный, а вот взрослый Григорьев - герой своего времени, красавец, хотя и маленького роста. Конечно, он таким и должен быть, это беспокоило его в детстве и в том числе благодаря этому он стал летчиком, но я-то с детства привыкла к высокому Сане - Борису Токареву.


Взрослая Катя очень красива, но ее молитве не веришь, в то время как в фильме 76 года это волнующий, поразительный момент. Неожиданно интимно, но все же деликатно показана их с Саней семейная жизнь. Перед фразой "мы стали мужем и женой" зритель вдит поцелуй в сквере на скамейке, причем лица Сани и Кати скрыл высокий воротник Саниного форменного кожаного плаща, а следующий кадр - лежащие рядом на тумбочке мужские часы и шпильки для волос. А фразу "Мы видим друг друга в дневные часы — говорят, что есть женщины, которым это не кажется странным" сопровождает утренняя картина заплетающей косу и погруженой в негу Кати: она в стоит, улыбаясь, в наброшенном на плечи кителе мужа, а Саня так по-домашнему читает за кофе газету.




И финальные кадры: деликатно удалившийся из заметенного снегом домика штурман - не замеченный ими, он оставил у дверей купленные только что в военторге продукты и бутылку вина и лукаво взглянул на целующихся после долгой разлуки влюбленных, - и тепло светящееся полярной ночью окошко.

В романе сцена встречи описана иначе. Саня приходит в дом к Иван Иванычу и, залянув в затянутой инеем окно, видит очертания женской фигуры.

"Казалось, женщина стояла, склонившись над корзиной или чемоданом, а теперь выпрямилась, когда я постучал, и подошла к окну. Так же, как я, она поставила ладонь козырьком над глазами, и сквозь дробящийся гранями иней я увидел чье—то тоже дробящееся за мутным стеклом лицо.

Женщина шевельнула губами. Она ничего не сделала, только шевельнула губами. Она была почти не видна за снежным, матовым, мутным стеклом. Но я узнал ее. Это была Катя".

В обеих экранизациях Катя в момент прихода Сани почему-то спит. И в обеих экранизациях на ней надет белый свитерок - это милое совпадение, но, видимо, именно такие носили и вязали в сороковые годы. Зато как хорошо, ласково, с неверием с осуществившееся чудо повторяются в старом фильме Санины слова: "Катя! Ты - Катя?"


А вот момент, когда была найдена последняя стоянка экспедиции капитана Татаринова, получился совершенно не выразительным. Саня посадил самолет на островок, больше похожий на скопление камней, его стрелок погиб, но о нем сразу забыли, а штурман, прогуливаясь. наткнулся на гурий, который Саня сразу безоговорочно опознал как стоянку. Слишком плоско, но в этом фильме вся историческая линия оказалась лишь формальным фоном для истории Сани и Кати.

Это славная и красивая лента, ее приятно и интересно смотреть и музыку для нее писал Олег Каравайчук, но многосерийный фильм, снятый 21 год спустя, все-таки обстоятельнее и ближе к духу книги, а может, это оттого, что я выросла на нем и не мыслю "Двух капитанов" без музыки Птичкина, сочетания камерности и всеобщности, неспешности и динамизма, романтических порывов и здравого взгляда на мир... Но вы бы видели, как капитан Григорьев из пятидесятых ест яичницу!

Tags: ,

8 упавших звезд А что ответит ветер?

На день назад 2017/09/08
[Архив]
На день вперёд
Разработано LiveJournal.com