Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Роберт и Анастасия

Вместо предисловия

Как я хочу, чтоб строчки эти
Забыли, что они слова,
А стали: небо, крыши, ветер,
Сырых бульваров дерева!

Чтоб из распахнутой страницы,
Как из открытого окна,
Раздался свет, запели птицы,
Дохнула жизни глубина.
1948
Вл. Соколов
Д и М

Скажи смерти "нет"

Три дня назад был один из праздников, которые я люблю с детства, - Нанхуа. Христианский мир отмечает его как Успение Богородицы, а языческий - как день поминовения усопших и праздник сбора урожая. И это был самый правильный день, чтобы посмотреть выбранный Институтом сербского языка и коммуникаций для Ночи кино фильм "Дара из Ясеноваца" (Сербия, 2020).


Сюжетно кинолента - о десятилетней девочке, попавшей в концлагерь Ясеновац, в котором хорватские фашисты-усташи с особой жестокостью уничтожали сербов, цыган, евреев и своих же соотечественников-антифашистов. Глобально - о стойкости одних и немыслимой бесчеловечности других. Снято неспешно, просто и страшно. И откуда только этот прямой взрослый взгляд у девочки, сыгравшей Дару!

На глазах Дары, отправленной вместе с родными в концлагерь, фашисты расстреливают стариков, забавляются изощренными зверствами, убивают мать и брата, сжигают заживо одних детей, а из сознания других вымарывают все сербское. Все, что остаётся у девочки - двухлетний брат на руках и отец, о судьбе которого она ничего не знает. А отцу, отправленному в другой лагерь, остаётся только молиться, чтобы в грузовиках с трупами, которые их заставляют закапывать по берегам Савы или спускать по воде для запугивания, он не увидел младших детей. Им обоим есть для чего жить и ради кого бежать, а среди тех, кто оказался рядом в таких же условиях, есть те, кто ценят жизнь настолько высоко, что отдадут свою за чужую.

Тема хорватского геноцида сербов долгое время была табуирована. Были установлены монументы той суровой стилистики, которая свойственна архитектуре Югославии, но говорить о фактах было не время: сперва чтобы не распалять конфликт между соотечественниками, затем, в девяностые, снова началась война, и тема стала просто опасной. По сути, "Дара из Ясеноваца" - первое открытое высказывание о бесчеловечности и военных преступлениях усташей, обращенное к миру. Это сильное кино, которое нужно один раз посмотреть и запомнить. Оно тяжёлое, хотя наверняка и в десятой части не показывает все ужасы происходившего.

Фильм начинается с того, что сербских крестьян из окрестных сел усташи гонят через поля на станцию. Хорватки на полях убирают сено, и Дара спрашивает брата, почему тех не окружают так же, как их, ведь они выглядят точно так же. Позже, когда уже немецкий офицер в ужасе спрашивает, почему так обращаются с сербами, усташ отвечает "Потому что они сербы". Вот и все, нет других мотивов - только мнимое превосходство и ничем не обусловленная ненависть.

Нет чудовища страшнее человека, и даже (особенно) под прикрытием религии он творит страшные вещи. Фильм несет небезосновательные антикатолические настроения: многие католические священники и монахини, служившие в лагерях и творившие зверства, потом сбегали и благополучно доживали в Швейцарии или продолжали издевательства, например, над детьми в школьных лагерях ФРГ и в школах для индейских детей, изъятых американскими и канадскими властями из семей. Нас ужасает, но уже не удивляет в противостоянии мусульман и христиан жестокость первых (и это горе тоже до сих пор опаляет Балканы), но о жестокости христиан, в том числе под прикрытием Ватикана, мы задумываемся реже. А корень зла оказывается не в вере, которой, по сути, у таких людей нет, и не в религиозных декорациях, а в корыстно легитимируемой и подпитываемой идее превосходства одних людей над другими. И конформизм, пассивность, невмешательство ради собственного мелочного благополучия играют этой идее на руку.

О, как зеркально это перекликается с гениальным "Конформистом" Бертолуччи. Речь не о художественных достоинствах и не о глубине - они на разных уровнях, и фильмы требуют разной интеллектуальной и эмоциональной базы, - но о том, как фашизм пролезает в массы. В сорок пятом он затаился, но не исчез - пустил метастазы. Он никогда не исчезает окончательно: начинается с малого, а массовая и методичная промывка мозгов разрушает все гуманное, но все же нормальные люди встречаются всегда и в любой нации. Зачастую они безвольны или запуганы и предпочитают ни во что не лезть, но среди запуганных есть те, кто сопротивляются, стараясь не привлечь внимание, и те, кто в решительную минуту преодолеют личный конформизм. Потому что нет в таких вопросах "не моего дела". И хорватская крестьянка спасает сербского ребенка, спрятанного на ее глазах матерью в пшенице, так же, как сербка спасла бы ее дитя, и в руки она берет его как своего - рожденного, чтобы жить.

Но непроста и сербка, готовая отдать Красному кресту для усыновления хорватскими семьями своих детей, говорит "Всегда помните свои имена и имя вашей матери". Нельзя иначе - только так они смогут найти друг друга и самих себя. Российский же зритель вспомнит еще одну историю, перенесенную на экран, - о матери и ребенке, разлученных в Освенциме и нашедших друг друга спустя десятилетия. Фильм так и называется - "Помни имя свое".

Следует помнить. Жить ради чего-то и кого-то. Не предавать. Сгорать самим, если надо. И если надо - заставлять себя быть.

Цветок

(no subject)

Небольшая повесть Натальи Баранской "Неделя как неделя", впервые опубликованная 1969 году, и сейчас читается интересно и, что важнее, свежо. Будни и выходные обычной молодой советской женщины: работа, дети, муж, домашнее хозяйство. дефицит времени, усталость - снежным комом, хочется в театр - а некогда и с детьми повозиться, и все время приходиться выбирать между глажкой-стиркой и чтением, и денег лишних нет, а нужно и то, и другое и третье, и в автобусах толчея, и на работу опаздываешь не из-за безалаберности, а потому что белка в колесе, а там свои заботы, и от всего этого "ни с того, ни с сего" слезы, а потом опять звенит будильник, и все начинается с начала. И хочется - о прекрасном, умном, тонком, важном, а получается все больше о насущном и прозаичном, даже прагматичном. Просто жизнь с ее заморочками - все знают, даже те, у кого работа спокойная, а детей нет (то есть я). За полвека ничегошеньки не поменялось, и по-прежнему все зависит только от собственной стойкости женщины, от ее терпения, мягкости и гибкости. Ну и от того, сколько в ней любви. (Я бы, наверное, долго не выжила в таких условиях, поэтому продолжаю наслаждаться своей бессмысленной эгоистической жизнью.)


А еще я ужасно люблю, когда в книгах встречаются вот такие "маячки": героиня читает по пути на работу журнал "Юность" ("Затоваренную бочкотару" Василия Аксенова - знаковая вещь, опубликованная в мартовском номере за 1968 год, но героиня читает ее только в декабре - некогда), дома пытается выкроить минутку для рассказов Сергея Антонова (его же - "Дело было в Пенькове"), а вот подаренную мужем "Сагу о Форсайтах" откладывает на отпуск, потому что толстую книгу с собой не потаскаешь.
Цветок

О детях и взрослых

Один из моих любимых телеканалов - "Еврокино". Чаще всего именно по нему я отлавливаю и незнакомые, и давно любимые европейские кинокартины. Вчера, например, посмотрела сразу три.

1. "Белль и Себастьян" (Франция, 2013) - фильм о мальчике, который подружился с бездомной пастушьей собакой, которую все считали злой зверюгой, задиравшей овец. 1943 год, французские Альпы, маленькое поселение, жители которого переводят в Швейцарию тех, кто скрывается от фашистов, немножко романтики, много прекраснейшей природы, песни ZAZ и вообще очень хорошая история для детей и взрослых. И еще это первая из трех частей. Я планирую посмотреть все.


2. "Мустанг" (Франция, Германия, Катар, Турция, 2015) - картина о пятерых сестрах-подростках в консервативной среде провинциальной северной Турции. Их жизнь была беззаботна и вполне современна, пока в какой-то момент бабушка и дядя, на воспитании которых находятся девочки, не решили воспитывать их в соответствии с "традициями": решетки на окнах, высокие стены, вместо школы - домашнее хозяйство, вместо друзей - раннее замужество по выбору родных. Старшая выходи замуж за того, кого любит, вторая - за того, кому ее отдали, третья после помолвки кончает с собой - не только из-за скорого брака. Самая младшая, не смиряясь со всем этим, в тайне учится водить машину, чтобы однажды сбежать и, если получится, забрать с собой одну из сестер. Это неспешная, камерная и очень грустная картина, но вот эта маленькая девочка, которая делает взрослые выводы и принимает смелые самостоятельные решения, - пример воли, которая нужна женщинам. где бы они ни боролись за свое право выбирать свою жизнь самостоятельно.


3. "Ева: искусственный разум" (Франция, 2011). Талантливый робототехник, который никогда не доводит до конца ни одно из своих начинаний, возвращается в родной город, чтобы создать прототип андроида-ребенка. Наблюдая за настоящими детьми, он знакомится с очаровательной и непосредственной десятилетней Евой, которая оказывается дочерью его брата и женщины, которую герой любил. Он пытается вложить в своего андроида все те качества, которые видит в Еве, и, кажется, очень жалеет, что она - не его дочь. Фантастика, драма, фильм об идеалах и мечтах, о человеческом, которого невозможно довести до идеала и воспроизвести.


У вас бывает ощущение, что какой-то фильм просто приятен глазу - и его линии и цвета, и виды, и интерьеры, и даже (особенно) лица героев? Все три картины оказались как раз такими.
Цветок

Нет, не последняя война

"Иваново детство" (реж. А. Тарковский, СССР, 1962)


Дети бегут по воде. Назаретянин ходил, а эти, счастливые, бегут. Солнце – их, яблоки – их, песок теплый – их, и вся жизнь – для них. Прямо здесь, до капельки. Завтра её – для них – не будет. Так надо. Для еще не рожденных нас и тех, кто родится следом. Надо, ребята.


В детстве мы видим вещи без сложностей: красивое – красиво, горькое – горько, смех – это радость, слезы… иногда тоже радость, но это еще предстоит открыть, а пока – это боль, и решимость, и бескрайнее «За что?» в огромных детских глазах. В детстве мы не думаем о том, как снято то и это, как это сложно сделано, чтобы смотрелось вот так, по-настоящему, как проста и честна работа артистов. Мы не знаем метафор, поэтики и героики. Но мы уже смотрим на мир и вбираем его в себя.

Девятый класс, солнечный день в первых числах мая. Нас всем классом ведут в кинотеатр «Победа» - на какой-то фильм о войне. Папа говорит «Давай, я тоже пойду», а я стесняюсь и отвечаю, что не надо. До сих пор жалею о той своей неловкости. Папа бы фильм понял. Папа знает, что такое война – он выхватил нас с самой ее границы и ушел на фронт. Но он понял и мою робость перед одноклассниками. Мы с ними потом даже не обсудили увиденное, и я не знаю, поразило ли их так же, как меня, «Иваново детство».Collapse )
Но нет, это была не последняя война. Простите, мы почти ничему не научились – только рождаться вновь.

Д и М

Улиточное

Пару недель назад, прогуливаясь между дождями, мы с коллегами встретили целую колонию улиток. Они прехорошенькие. И я понятия не имела, что эти малыши умеют так обвиваться вокруг травинок.



Collapse )
Цветок

Март, снег, цветы и книги

О блаженная праздность выходного дня! Никуда не хочется спешить и можно с чистой совестью провалиться в сон, а потом вынырнуть из него ближе к вечеру. Погода серая, но слышна капель. А утром было так хорошо: в городе было тихо, совсем мало прохожих, и падал медленный, волшебный какой-то снег. Я была на вокзале, потом прогулялась по центру, зашла на почту и в маленький книжный, где не была уже несколько лет. У продавца поразительная память: он помнит, что я родом из Абхазии.


Читаю привезенную из Казани повесть Олега Шорникова "Великоросс" о художнике Константине Васильеве. Ошибок-опечаток много, но читается, как дышится. Очень живая книга воспоминаний, с простой живой мудростью.

"Как-то незаметно во мне укрепилось сознание, что это духовное обогащение не должно быть односторонним, и сам, в меру возможностей моих, старался принести ему что-то - новую мысль, впечатление о новой книге, фильме, картине, музыке. И было это плодотворно для меня же: незаметно кончилось бездумное чтение ради сюжетной интриги, просмотр фильма или слушание музыки ради развлечения, но выработался сам собой простой и эффективный метод постижения произведения - самому становиться как бы автором его. Уловить эмоциональный и нравственный настрой автора, не разрушая целого логическим анализом, а настроив в резонанс собственные скрытые струны, угадать тайну красочной и языковой фактуры сопряженным сопереживанием, сгущенным вниманием и сочувствием творцу - и вот уже подняла тебя волна авторского вдохновения, как подымает океанская волна гавайца на его малоплавучей доске и несет плавно, долго и стремительно, пока не вынесет на влажный песок отлогого берега".

"Через неделю мы с Генкой, как и другие студенты, уехали в глубинку Татарии, сроком на месяц, убирать картофель и прочий разнообразный урожай. Что бы там ни говорили, а я всегда любил и люблю эти поездки на сельские работы. Здесь сбрасываешь постоянный неизбывный груз привычных забот и с удовольствием впрягаешься в простую, физически нелегкую, но нравственно легкую и приятную работу. Если делать ее со вкусом, радуясь напряжению усталости, то чувствуешь, как вливается эта усталость силою и здоровьем".

"И кто это придумал, и зачем это придумал уничтожить тяжелый мускульный труд - не надо его уничтожать! Остановитесь, мудрецы-философы, законодатели и законоговорители, не делайте его ненужным и бесцельным: в нем источник беспричинной радости! Пожалейте нас, мужиков, пожалейте жен и детей наших! Ничто так не свято, как ласка грубой сильной руки".


Дочитала "Дам и господ" Прачетта из подцикла о ведьмах. Как всегда, в финале мне особенно хотелось, чтобы роман длился и длился. Это довольно-таки ранняя книга о Плоском мире, и в стиле автора еще нет той безупречной отточенности, но зато гораздо больше камерности, ламповости, как говорят сейчас.

"- ...Люди только берут. Они вспахивают землю железом. Они разоряют ее.
- Некоторые действительно так поступают, не могу с тобой не согласиться. Другие отдают больше, чем берут. Они даря любовь. Они породнились с землей. Сказали ей, что она есть на самом деле. А для этого нужны люди. Без людей Ланкр был бы обычным куском земли с зелеными пятнами на нем. Деревья не знали бы, что они деревья. Здесь мы едины, госпожа, мы и земля. Это уже не просто земля, это - страна. Она как лошадь, которую объездили и подковали, как собака, которую приручили. Люди касаются полей, бросают в них семена, и с каждым разом земля становится от тебя все дальше и дальше. Все меняется".

Не часто, обращаясь к романам о Плоском мире, я останавливаюсь подолгу на одном фрагменте, но этот заставил меня задуматься и, может быть, изменить кое-что в собственных взглядах на мир.

И, конечно, неизменный пратчеттовский иронический атеизм:

"- ...Тяга к оккультному.
- Терпеть не могу, когда тягают всякие культы, - твердо заявила матушка. - Я знаю лишь одно: начинаешь баловаться с культами - начнешь верить в духов, начинаешь верить в духов - начнешь верить в демонов. А потом глядь - ты уже и в богов поверила. После этого все, твое дело - швах.
- Но ведь все они и в самом деле существуют, - возразила нянюшка Ягг.
- Это еще не значит, что в них надо верить. Они от этого только наглеют".

Еще одно:

"Я ничего не имею против богов и богинь, если они находятся на своих местах. Но они должны быть созданы нами самими. Чтобы мы могли разобрать их на части, когда надобность в них исчезнет".

Как правило, Пратчетт пишет настолько искрометно, что вычленить из его книг отдельные цитаты невозможно - пропадает контекст. Но в этот раз у меня скопился ворох всевозможных кусочков остроумия (что само по себе гораздо больше, чем чувство юмора).

"Особенностью слов является то, что их значения способны извиваться, как змеи, и если вы хотите найти змей, изите их за словами, которые изменили свое значение".

"Платить надо всегда - как за хорошее, так и за плохое, обстоятельства бывают разных типов. "Вот только люди этого не понимают", - подумала матушка Ветровоск, возвращаясь на кухню".

Очень Куваевское:

"Плата за то, чтобы быть лучшим - это обязанность быть лучшим".

Ну и просто славное:

"Быть настоящей ведьмой - это прежде всего знать, кто ты и где находишься".

А это не такой уж простой вопрос.

Впрочем, пока я точно малодушно нахожусь в стазисе. Восьмое марта выдалось хлопотным, поскольку приходили гости, а днем нужно было сходить за продуктами и приготовить ужин - от этого, согласитесь, несколько устаешь. Правда, фоном на кухне шла "Артистка" Говорухина - фильм настолько безупречный в каждом кадре и каждой реплике, что я его уже наизусть выучила.

Утром папа подарил нам с мамой розы в горшочках, бордовую и бело-розовую. Мне родители подарили восхитительную брошь-стрекозу, а я им (23-е я ведь формально пропустила) - маленький изящный латунный подсвечник. И три гиацинта в горшочке - они всегда появляются у нас дома в марте.

Ну а самой себе я сделала подарок 9 марта - отправилась в кино на анимэ "Мэри и ведьмин цветок" Ёнэбаяси. Получила огромное удовольствие. И, кстати, в зале было много взрослых, пришедших без детей, хотя это детская анимация.


Хиромаса Ёнэбаяси - очень талантливый ученик Хаяо Миядзаки, и "Мэри и ведьмин цветок" - замечательный мультфильм, красивый, цельный, умный, трогательный, добрый, с хорошей литературной основой ("Маленькая метла" Мэри Стюарт) и с очень славной музыкальной темой. С совершенно узнаваемым фирменным стилем "Гибли" (хотя его сняла студия "Понок"), что не удивительно, ведь Ёнэбаяси работал на ключевыми кадрами многих фильмов "Гибли" и в качестве режиссера снял на этой студии "Ариэтти" и "Марни". И, наверное, лучший показатель для детского фильма - это то, как внимательно его смотрели дети. Но Ёнэбаяси предстоит еще долгий путь для того, чтобы стать равновеликим гению своего учителя и чтобы вкладывать в каждую историю что-то настолько большое, что от этого каждый раз сжимается сердце. Вечером я случайно попала на трансляцию "Ходячего замка" - вот где каждая секунда прекрасна в своей взрослой и в то же время искренне детской мудрости, но это моя любимая из работ Миядзаки. Впрочем, я бы еще раз посмотрела и "Мэри и ведьмин цветок".

После кинотеатра я зачем-то зашла в "Читай-город", выбрала ежедневник с репродукциями Ренуара (неразумные траты на фоне всех остальных неразумных трат), краем уха услышала разговоры девочек в детском отделе о том, какие книги им нравятся - это так очаровательно, особенно на фоне других девочек, рядом со мной выбиравших блокноты.

На улице молоком сквозь тонкие облака проливался солнечный свет, и сразу все стало весенним. Я даже подумала, что восьмимартовский всеобщий ритуал с дарением тюльпанов и мимозы вызвал тепло из небытия. Не скажу, что мне не нравится белизна - она хороша, но внутри что-то тихо просит клейких зеленых листочков и подснежников.

Пойду полью розы. В них есть что-то из Андерсеновской сказки "Снежная королева". "Розы цветут - красота, красота. Скоро мы встретим младенца Христа". У великого датчанина это строки не только о Рождестве.

Цветок

Выходные всегда слишком коротки

Вчера был прекрасный ясный день с укрытыми снегом деревьями. чистым небом и морозцем, но я его пропустила, потому что у нас весь день были гости.


Утро, соответственно, началось с объявления, что первый гость появится через час. Хозяйки не любят такие сюрпризы в воскресенье утром перед завтраком. Отвоевав два часа и лишившись некоторого количества нервных клеток, мы, конечно, приготовили обед, организовали порядок, накрыли на стол, привели себя в человеческий вид и вообще много чего успели, но это все незаметные дела, которые, с точки зрения мужской половины нашей семьи, сами собой делаются... Выдохнули.


Зато днем позвонила моя подруга, и они с крестником спонтанно заглянули к нам в гости. Мы разбирали мою детскую коробку с киндер-сюрпризами, почти вдосталь наговорились, потом прогулялись до остановки и дружно посетовали на все заботы, мешающие видеться часто.

А вечером я насладилась долгой прогулкой по городу и какао, о котором мечтала с четверга. Мы сидели на широком подоконнике и через огромные окна-витрины любовались улицей, деревьями и уютными огоньками окон. В кофейне звучал ранний, зимний и бесконечно любимый ColdPlay, а со стены на меня смотрел карандашный портрет Джерарда Батлера.


По пути домой я немного замерзла, но звезды, но Боуи в наушниках, но отличное настроение и никакой мороз не страшен. И заснула я раньше обычного, а спала, как ребенок. Хотя, может быть, дело тут не единственно в свежем воздухе.
Цветок

Просто так

Снег идет каждый день и каждый день тает, поэтому преданные поклонники зимы спешат за город с лыжами, а я, сетуя в душе на стремительно образующуюся в городе грязь, просто иду гулять.

Collapse )
Цветок

Приключения Мурзилки

Не так давно в одной букинистической лавочке я встретила книжку Анны Хвольсон со смешными картинками палмера Кокса. Вам их имена ничего не говорят, а вот название книжки заставит улыбнуться: "Царство малюток. Приключения Мурзилки и лесных человечков". А начинается история эльфов-малюток вот так:

"В дремучем лесу далёкого севера, под перистыми листьями папоротника, жило большое общество весёлых эльфов, или лесных человечков.

Эльфы жили превесело. Всё у них было под руками и ни о чём им не приходилось заботиться: ягод и орехов в лесу водилось множество, речки и ручейки снабжали эльфов хрустальной водой, а цветы приготовляли им душистый напиток из своих соков, до которого крошки большие охотники. В каждую полночь эльфы забираются в чашечки цветков и с наслаждением пьют капельки душистой влаги, за что каждый эльф должен рассказать цветку интересную сказочку.

Несмотря на изобилие всего, малютки не сидели, сложа руки, — они целый день возились: то чистили свои жилища, то качались на ветках, то купались в лесных ручейках; с птицами наравне встречали восход солнца, слушали, о чём грохочет гром, что шепчут листья и былинки, о чём толкуют звери…

Птицы рассказывали им про жаркие страны, солнечные лучи — про моря, а луна — про глубокие сокровища земли.

Зимою крошки жили в оставленных гнёздах и дуплах, но в каждый солнечный день выходили из своих норок, и тогда лес оглашался риском и визгом, по всем направлениям летали снежки не больше булавочной головки, и стояли снежные болваны с мизинчик маленькой девочки, которые, однако, малюткам казались выше всякого великана, потому что они были впятеро выше их самих.

С первым дыханием весны эльфы оставляли свои зимние помещения и переселялись в чашечки подснежников; отсюда выглядывали они и видели, как чернел снег и таял, как цвела орешина в то время, когда её листочки ещё спали в тёплых почках, как белочка перетаскивала домой последний зимний запас из отдалённой кладовой; видели, как прилетали птицы в свои старые гнёзда (в которых зимою жили эльфы), и как лес мало-помалу покрывался зеленью.

В один лунный вечер сидели крошки у старой ивы и слушали, как русалочки пели про подводное царство.

— Братцы, где же Мурзилка? Его что-то давно не видать! — сказал один из эльфов, Дедко-Бородач, с длинной седой бородой; он был старше всех, все его уважали, и потому он носил полосатый колпак.

— Я здесь, — раздался хвастливый голосок, и с верхушки дерева в круг вскочил сам Мурзилка, по прозванью «Пустая голова». Братья хоть и любили Мурзилку, но считали его лентяем, чем он и был на самом деле; кроме того, он любил щеголять, — носил длинное пальто или фрак, высокую чёрную шляпу, сапоги с узкими носками, тросточку и стёклышко в глазу, чем он очень гордился, между тем как другие называли его пустой головой".


"Ничего подобного! - запротестуете вы. - Это не наш, неправильный Мурзилка".

И все-таки это он. Хвольсон написала истории о нем и его друзьях на основе книжки канадского художника Кокса "Брауни", а имена для героев придумала сама.



Новая книжка получилась очень забавной, но, конечно, и очень детской. Впервые она была издана в 1898 году и на протяжении почти двадцати лет пользовалась большой популярностью.


Четверть века спустя, в мае 1924-го, выше первый номер журнала "Мурзилка". Создатели использовал имя, знакомое родителям, но человека во фраке превратили в маленькую белую собачку. Ух, сколько приключений выпало ей и ее другу Петьке.


Позже, уже в тридцатых, издтательство и редакторский коллектив журнала несколько раз менялись, про четвероногого персонажа, не пользвавшегося особой популярностью, стали постепенно забывать, но в 1937 художник Аминадав Каневский нарисовал Мурзилку заново - в виде желтого пушистого корреспондента в красном берете, клетчатом шарфе и с фотоаппаратом.


В пятидесятых "Союзмультфильм" превратил его в шустрого мальчишку и снял несколько мультфильмов, но для многих поколений детей, и для меня в том числе, Мурзилка - именно желтый и единственный в своем роде. Его рисовали Елисеев, Чижиков, Диодоров, Токмаков и другие художники-иллюстраторы.

Я очень люблю перелистывать старые выпуски "Мурзилки", когда они попадаются мне среди старых книг. Некоторые напоминают мне о детстве: я ведь тоже отгадывала Мурзилкины загадки, вырезала, рисовала, читала и играла вместе с героями журнала, а заодно с героями другого детского издания - "Веселых картинок". Особенно я любила выпуск "Мурзилки", посвященный лошадям, и вырезки из него как-то сложила в сейф. Так они там и остались, когда в девяносто втором началась война.


А журнал выходит до сих пор, я даже видела его в газетном киоске.