Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Роберт и Анастасия

Вместо предисловия

Как я хочу, чтоб строчки эти
Забыли, что они слова,
А стали: небо, крыши, ветер,
Сырых бульваров дерева!

Чтоб из распахнутой страницы,
Как из открытого окна,
Раздался свет, запели птицы,
Дохнула жизни глубина.
1948
Вл. Соколов
Цветок

В городском саду

Попасть в белгородский ботанический сад не так-то просто: прийти сюда можно либо в будний день с экскурсией, на которую нужно заранее записаться, либо летом, приобретя билет на концерт. Нам удалось второе, и, хотя времени на прогулку по саду было не больше часа, мы увидели много интересного.

Ботанический сад расположен почти на восьмидесяти гектарах земли, но открытая для посетителей часть не так уж велика и тянется вдоль одной линии - эдакого бульвара. Поэтому с парковой архитектурой здесь пока (надеюсь, что пока) напряженно: в таком саду невозможно совершить путешествие по дорожкам, заблудиться и вновь найтись. Зато можно гулять по газонам и подходить к деревьям, расположенным далеко от асфальтированной дороги. Здесь много подробных табличек, которе нам, впрочем, некогда было читать, и приятное разнообразие растений от привычных, вроде ели или черемухи, до несвойственных центральной России, например, реликтовых гинкго и лириодендронов. Конечно, реликтовые деревья здесь отличаются от привычных гигантов в моих родных краях, но какое же счастье просто увидеть их!

Так что я думаю, нам стоит прогуляться по саду вместе.



Итак, на часах около шести, и солнце постепенно клонится к горизонту.
Collapse )
Цветок

Застывшее цветение. Флора и фауна в фарфоре

Самые красивые лепные фарфоровые цветы я видела в нижегородском художественном музее: тончайшие розовые бутоны в окружении таких же хрупких листочков на двух чайницах. Но совершенство - это белый фарфоровый букет Петра Иванова, созданный почти два столетия назад. его, конечно, не привезли в Казань, но зато целый раздел посвятили цветочной теме в российском фарфоре.

Предметы из чайного сервиза с изображением букетов цветов, 1826 г.

Collapse )




На этом вторая часть "фарфоровой" фотоэкскурсии завершена, но будет еще и третья, посвященная преимущественно сервизам.
Цветок

Сочинский дендрарий: парковая архитектура

Разумеется, главной достопримечательностью Дендрария является вилла "Надежда", основанная, как и раскинувшийся вокруг парк, в 1890-е годы Сергеем Николаевичем Худековым, издателем, историком балета, драматургом и либреттистом. Вилла была названа в честь жены Худекова (и, кстати, его же кузины) Надежды Алексеевны Страховой. Это милый, но довольно скромный дом с террасой, смотревшей когда-то на море. Внутри устроен музей, посвященный семье С.Н. Худекова и истории балета.

Террасу и лестницу перед виллой украшает скульптурная группа "Утро", а чуть в стороне установлена статуя "Танцовщица". От дома сбегает вниз, в фонтану "Амуры", широкая каменная лестница, украшенная затейливыми чугунными вазонами и статуями. Чуть в стороне расположены мозаичный грот, подвесной мостик, фонтаны "Мальчик с рыбкой" и "Купальщица", причудливая греческая беседка и лаконичная беседка с орлами. Чугунные вазоны и статуи были отлиты на знаменитом чугунолитейном заводе Ф.К. Сан-Галли по проектам скульпторов Арне Дюране и П. Капелларо в Санкт-Петербурге и доставлялись сперва поездом до Новороссийска, а потом по морю, поскольку сухопутного сообщения (Новороссийско-Сухумского шоссе) еще не существовало.

В советское время парк украсили великолепным белым фонтаном "Сказка", который вы могли видеть в предыдущей записи, бассейном с фигурой девочки, сидящей на листе виктории регии, и скульптурной композицией "Адам и Ева" прославленного Мераба Бердзенившивили, автора, в том числе, пицундских "Медеи" и "Тетиды".


2014 г.*
*Зд. и далее: фото, сделанные в ноябре 2014 г., помечены датой "2014 г.".
Collapse )
El Mar

"Глядь - поверх текучих вод // Лебедь белая плывет"

В 1969 году архитектурный ансабль сочинского дендрария был дополнен трехярусным фонтаном "Сказка", созданным по мотивам "Сказки о царе Салтане" А.С. Пушкина. Автор проекта - ленинградский скульптор Василий Федорович Богатырев. Свою работу от завершил 2 марта 1955 года. Первоначально предполагалось, что фонтан украсит площадь перед сочинским Зимним театром, но по какой-то причине его так и не установили, а фигуры долгое время оставались совершенно бесхозными. Только спустя десять с лишним лет их увидел директор дендрария и по собственной инициативе перевез в парк.

Центральная часть фонтана монолитна, и это единственный образец белого каменного литья в России. Скульптура была сперва изготовлена из гипса, затем отлили ее восковую копию, с помощью которой из специального термоизоляционного материала изготовили форму. В форму залили минеральный расплав кварцевого песка, известняка, доломита и мергеля, который затем подвергли специальной термической обработки и постепенно охладили. Отливка производилась на заводе в Подмосковье.

На водной глади взмахивают крыльями три белых лебедя.
Венчает фонтан четырехметровая фигура Царевны-Лебеди, сбрасывающей лебединые крылья. Она кажется летящей, ее косы уложены в форме месяца, а звезда сияет в высоком кокошнике. На фон неба и быстрых облаков Царевна кажется летящей.

У ее ног - царевич Гвидон, упавший на одно колено и в восхищении разведший руки. У него в руках лук, из которого он только что подстрелил коршуна-чародея. Здесь же изображены летящий по волнам корабль и белка, грызущая драгоценные орехи.
Нижний ярус фонтана окружают фигуры тридцати трех братьев Царевны-Лебеди и дядьки Черномора. Двое братьев держат за лапы поверженного коршуна. Кольчуги богатырей украшают медальоны с изображениями лебедя, звезды, раковины, рыбы или корабля, а в руках у братьев - копья, мечи и щиты, такие же различные, как и медальоны.

А ну-ка угадайте, кто из братьев полюбился мне больше остальных. :)

Collapse )
Джерард

Сочинский дендрарий: конец ноября

Вернувшись из Сочи в декабре 2014 года, я заболела гриппом и так и не разобрала фотографии. Потом мне стало казаться, что хороших кадров среди отснятых не было вовсе. И только сегодня, решив сравнить виды сочинского дендрапарка летом и осенью, я открыла трехлетней давности папки. Оказывается, я ошиблась и кое-что все-таки интересно посмотреть.

Итак, конец ноября 2014 года, Дендрарий, Сочи.

Collapse )
Цветок

Сочинский дендрарий: летняя флора

Сочинский дендрарий огромен и расположен на склоне горы и берегу и даже разделен надвое трассой. Обойти его за один день возможно, но лучше побывать здесь не раз и не два, причем в разные сезоны, потому лето - самое скучное в этих краях время года. Дело в том, что самое пышное цветение приходится на весенние месяцы, чуть меньше цветов и красок зимой (зато цветут камелии и зацветают магнолии суланжа), а осенью деревья становятся особенно красочными: некоторые из них расцветают, а другие наряжаются в осенний, багряно-золотой спектр.

Но у нас выбора не было, и мы посетили дендрарий в начале августа. Жара стояла немыслимая, так что самым разумным мы сочли подняться по канатной дороге к верхней границе парка и плавно двигаться в тени деревьев вниз. Смотровые площадки на башне канатной дороги расположены много выше крон деревьев, и вид оттуда открывается потрясающий: высокая и почти сливающаяся с небом водная линия горизонта, скользящие по морю парусные яхты, а с другой стороны - линия гор, исчезающих в тяжелых белых облаках.
Collapse )




...У меня появилась одна идея. Давайте-ка я заодно покажу вам предзимний сочинский дендрарий.
Красавица и Чудовище

(no subject)

Отгремела первая весенняя гроза, на градуснике плюс десять, трава пучками покрывает окрестные "холмы и долины", а самой весны все нет и нет. Не чувствую, хотя знаю: она просто проходит сторонкой, пока я на работе и на тренировках, после которых гудит все тело. Но после них же прекрасно поется.

Ой, показалось солнце... нет, опять исчезло. Блуждающее солнце.

Вчера прилетали две сороки и три утки, а сегодня на рассвете пели чудо-птицы. Скоро появятся ласточки, а с ними, быть может, хорошие вести.

Вы смотрели кинодраму "В четверг и больше никогда"? Это потрясающий фильм со своим особенным неспешно-напряженным ритмом. Его снял Анатолий Эфрос по сценарию Андрея Битова, и сейчас "В четверг..." легко назвали бы артхаусом. Надвременным, потрясающе человечным, с музыкой Шостаковича и какими-то космическими, но вместе с тем очень знакомыми, пейзажами и планами. В нем есть что-то от "Соляриса" Тарковского - наверное, все дело во времени.


Это история о цинизме, черствости, деликатности, хрупкости. О юности и преданности одних и душевной несостоятельности других. Она могла бы быть похожа на прекрасный тяжелый сон, но слишком правдиво рассказывает о бегстве от самого себя.

Главный герой, молодой врач, приезжает на один день в заповедник, где живут его мать и отчим. Все в его жизни складывается слишком щегольски, легко: успешная карьера, красивая, себе на уме спутница, иронично настроенные друзья в костюмах с иголочки. Гладенько все, лживо, подло, потому что главный герой трус и слабак. Он убегает от разговора с матерью, от ответственности перед Варей, от правды, которую о себе знает и от себя же с ухмылкой прячет. Убегает из заповедника, в котором невинность и искренность (не в словах, а на деле) оказываются сильнее всего наносного. В конце концов человек проверяется на простых настоящих вещах - взять хотя бы шашлык из мяса косули, кроманьонский "булыжник" или примятый исчезающий цветок.

Удивительнейшее кино!
Цветок

(no subject)

Динни Черрел - почти ровесница моей прабабушки, на два года младше.
У меня с Динни совсем мало общего, и я, конечно, не умею, так непринужденно вести беседу (с диалогами у меня всегда была беда), но я так хорошо понимаю ее чувства.
Уилфред Дезерт (да-да, в книге напечатано "Уилфрид", но мне по-моему нравится больше) - темная лошадка, мятущаяся натура, и он вызывает тревожные чувства, но, увы, на месте Динни я бы тоже в него влюбилась.

"В какую неведомую страну она отважилась пуститься, а ведь путь ей туда указывает одна-единственная звезда. Да и звезда ли это или только на миг вспыхнувший метеор? На ее руку претендовало уже человек пять, но все они казались ей такими простыми и понятными, что брак с ними не сулил никаких опасностей. А вот теперь ей самой хочется выйти замуж, но она ничего не знает об этом человеке, он только разбудил в ней чувство, какого она еще никогда не испытывала. Жизнь - ехидная штука! Опустишь руку в мешок с сюрпризами, а что оттуда вытянешь? Завтра она пойдет с ним гулять. Они вместе увидят деревья, траву, зеленые дали, сады, может быть, картины, увидят реку и цветущие яблони. Тогда она поймет, созвучны ли их души во всем, что ей дорого. А если и не созвучны, разве это что-нибудь изменит? Нет, не изменит.
"Теперь я поняла, - подумала Динни, - почему влюбленных зовут безумцами. Мне ведь надо только одно: чтобы он чувствовал то же, что чувствую я. Но, конечно, этого не будет, - с чего бы ему вдруг обезуметь?" (Д. Голсуорси, "Конец главы, кн. 2: Пустыня в цвету", пер. Е. Голышевой и Б. Изакова)


Голсуорси любит цветущие яблони, это так хорошо. Вы не находите, что в совершенной, и оттого очень чистой и скромной, красоте, всегда есть неуловимый оттенок печали?

"Теперь, когда шум поезда заглох вдали, стало очень тихо; только ветерок шелестел молодой листвой да стучал копытом у себя в хлеву Кисмет. Динни пересекла второе поле и подошла к узкому бревенчатому мостику. Ночное благоухание напоминало ей чувство, которое жило в ней теперь постоянно. Она перешла мостик и скользнула в тень яблонь. Ветви их, казалось, сияли между ней и озаренным луною, беспокойным небом. Они словно дышали и пели хвалу начальной поре своего цветения. Они горели тысячами белеющих ростков, один прекраснее другого, словно их зажег кто-то завороженный лунным блаженством и посеребрил звездной пылью. Вот уже больше ста лет каждую весну повторяется здесь это чудо. Весь мир словно околдован в такую ночь, но Динни больше всего трогало ежегодное волшебство цветения яблонь. Она стояла среди старых стволов, вдыхая запах коры, пропитанный пылью лишайников, и вспоминала чудеса родной природы. Горные травы, звенящие песнями жаворонков; тишайшая капель в чаще, когда после дождя выходит солнце; заросли дрока на колышимых ветром выгонах; лошади, которые, кружа, пашут, оставляя за собой длинные серо-бурые борозды; речные струи, то ясные, то - под ивами - подернутые зеленью; соломенные крыши с вьющимся над ними дымком; покрытые снопами скошенные луга; порыжевшие хлеба; синие дали за ними и вечно изменчивое небо - все эти образы теснились в ее душе, но самым дорогим было это белое волшебство весны. Динни вдруг почувствовала, что высокая трава совсем влажная; чулки ее и туфли промокли насквозь; светила такая луна, что можно было разглядеть в траве звездочки нарциссов, кисти гиацинтов и бледные, литые чашечки тюльпанов; там должны быть и колокольчики, и белые буквицы, и одуванчики, - правда, их еще немного. Она пробежала дальше, вышла из-за деревьев и постояла, глядя на белое мерцание, оставшееся позади. "Все это словно свалилось с луны, - подумала она. - А чулки-то, мои самые лучшие!" (Там же)
Цветок

Прототип Данилова

"Когда появился роман, я уже был известен. <...> Я давно смирился с тем, что меня считают прототипом альтиста Данилова. Хотя поначалу раздражало страшно. Я нашел автора - Владимира Орлова, нашел альтиста, с которого писали героя. Его звали Владимир Грот, он худой, высокий, с бородкой, работал в Большом театре... Стопроцентный демон. Я даже держал тот альт в руках - мой лучше!" (Ю.М. Башмет, из интервью)

N.B. У Данилова был альт работы Маттиаса Альбани (и на этом инструменте из государственной коллекции действительно играл Грот), у Башмета - Паоло Тесторе.


Бирштейн М.А., "Артист Владимир Грот" (1983)

"– Скажите, а прототип вашего демона на договоре – альтист Юрий Башмет? Или это неправильные слухи?
– Неправильные. Башмет, когда вышел роман, еще не был заметной фигурой. Я тогда не знал его, да и сейчас у нас шапочное знакомство. Слухи появились после того, как в Японии напечатали «Альтиста Данилова» и на обложке был изображен Башмет. Это было как раз после его гастролей по Японии. Потом Башмет пригласил меня на телепередачу, и мы там все разъяснили. Но тем не менее, путаница между альтистом Башметом и альтистом Даниловым продолжалась. В какой-то степени разыгранный слоган «альтист Башмет» даже помог ему в карьере. На самом деле, как я сам для себя выяснил, Бах – прототип альтиста Данилова по сути. А в жизни – это мой приятель, альтист Владимир Грот из оркестра Большого театра. Он – потомок академика Грота, составителя словаря русского языка". (В.В. Орлов, из интервью)