Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Роберт и Анастасия

Вместо предисловия

Как я хочу, чтоб строчки эти
Забыли, что они слова,
А стали: небо, крыши, ветер,
Сырых бульваров дерева!

Чтоб из распахнутой страницы,
Как из открытого окна,
Раздался свет, запели птицы,
Дохнула жизни глубина.
1948
Вл. Соколов
Цветок

Дорога в прошлое: очерк из истории семьи Можаровых

На днях я получила письмо о предстоящей второй Асеевской конференции в Тамбове и подумала, что статьей, которая вошла в сборник материалов первой конференции "Асеевы и эпоха", я так и не поделилась. Надеюсь, вам будет интересно ее прочесть.



Collapse )
Красавица и Чудовище

"Гроздья гнева" // "The Grapes of Wrath" (США, 1940)

"Ну что, Голда, вот и потеплело! Первая весна в твоей жизни. Смотри! Запоминай!.. Там, наверху, – небо. Там Бог живет. Внизу – земля. Здесь мы живем. Вон то большое дерево называется дуб. Его мой отец посадил, когда я родился. Старенький уже, но ничего, стоит, забор подпирает. А рядом я посажу березку. В твою честь. Вот только снег сойдет, земля растает, и посажу… Будете вместе расти, наперегонки. Ну, чего еще?.. Вон поле. Там летом цветы растут… И когда-нибудь оттуда придет наш Мессия. Мне его не застать, а ты вполне можешь увидеть…"

Г. Горин, "Поминальная молитва"



Откуда в людях столько надежды? Неприкаянных маленьких людях, у которых отобрали все, кроме силы духа и семьи - откуда?

Семья Джоуд, несколько поколений который возделывали землю Оклахомы, оказались больше не нужны - невыгодны владельцам их полей. Унесенные ветром двадцатого века. Терпеливые, потому что так их научила земля. Их жизнь всегда была скромной и непростой, но и радости, разделенные и умноженные на всех, становились от этого ярче. Вот только без земли их маленький мир разметало, как листья на холодном ветру.

Collapse )
El Mar

Тройственность

Юные мисс Андерсон:

Алетия - Истина - любящая книги,
София - Мудрость - увлеченная историей,
Мойра - Судьба - собирающая камни.

1
"Тедди Андерсон, получив классическое образование, наградил своих дочерей греческими именами: Алетия, София и Мойра. Девочки, однако, спокойно обсудив их между собой, решили не пользоваться столь громкими именами, хотя и не стали полностью отказываться от них". (А. Мердок, "Зеленый рыцарь")


Триумф смерти. Три мойры. Фландрский гобелен (около 1510—1520)
Collapse )

Барбра Стрейзанд

"Муж жены-политика" // "The Politician's Husband" (ВБ, 2013)



Фильм об амбициях, добросовестности в политических играх и хрупкости отношений.
Неоднозначная история семьи политиков, один из которых терпит крах на взлете, а другая выходит из тени супруга.
Выводы можно сделать разные.

Вывод первый, в рамках традиционного семейного уклада: роль главы семьи отведена мужчине, и он должен добиваться успеха на профессиональном поприще. Эйден, лишившись поста в кабинете министров и возможности занять высочайший пост, теряет ориентиры в своей жизни. Да, он карьерист, но не лишенный совести - ровно до тех пор, пока его не предают. А предательство разрушительно даже в малых дозах, оно порождает сомнения, которые при умножении на профессиональный фолаут вызывают неконтролируемые реакции.



Вывод второй: нельзя быть эгоистом. Считаться с желанием жены реализоваться на поприще, где лидером всегда был муж, все-таки стоит. Хотя бы потому, что ее шанс не означает его унижения. Или потому что долгое время она сознательно уступала дорогу супругу, не соревнуясь с ним, поддерживала и безоговорочно верила.



Вывод третий: возможно, поломанное не стоит списывать со счетов. Все имеет свою цену: слова, поступки, их соответствие и несоответствие. Порой бывает стыдно за свои поступки, реже - за свои мысли. Но переломы, срастаясь, укрепляют кость. Организм, даже если это семья, включает компенсаторные механизмы. И простить можно многое, особенно если есть время пересмотреть свою жизнь.

И вывод четвертый: доверяя, доверяй.



N.B. Дэвид Теннант и Эмили Уотсон безупречны в своих ролях.
Цветок

Сердцеед // L'arnacoeur (Франция, 2011)

She's out of my league.
Just a fool to believe
I have anything she needs...


Признавайтесь, кто любит фильм "Грязные танцы"?
Вы? Вы? И вы тоже?

А еще его любит Жюльетт Ван Дер Бекк, героиня фильма "Сердцеед", и поэтому Алексу, нанятому, чтобы расстроить ее помолвку, придется, помимо прочего пускания пыли в глаза, изображать большую к нему, фильму, любовь. Он даже выучит знаменитый танец Патрика Суэйзи.

В одном только промахнется: Жюльетт вовсе не считает, что это милая история про богатую девушку, которая влюбляется в плохого парня. Мадемуазель Ван Дер Бекк, сообразно своему темпераменту, видит в фильме безудержную страсть.

Впрочем, это только деталь, а целое складывается в череду комичных ситуаций, забавных моментов, трогательных (время от времени) сцен и красивых видов Лазурного берега. В итоге Collapse )Все, как и положено романтической комедии. :)

Только на месте Жюльетт я бы выбрала жениха, а не сердцееда. Спокойного, надежного, хорошо воспитанного, гладко выбритого и, что немаловажно, сыгранного Эндрю Линкольном, который очень мне симпатичен. :)
Цветок

Нет повести печальнее: Форсайт против Форсайта

Разве с течением веков меняются людские характеры? Меняются сюжеты из жизни? Вовсе нет. И история Ромео и Джульетты повторяется вновь.
Теперь их зовут Флер и Джон, и между ними - семейная драма Форсайтов.

Новая спираль закручивается в галерее Джун - той, с чьей несостоявшейся любви началась эта драма. Среди невообразимых скульптур и полотен, дисгармоничных и заявляющих об отвержении прошлого, встречаются двое: Он и Она. Вернее - трое. Ведь так же, с первого взгляда в нее влюбляется другой.

Флер и Джон - наивны в своей первой любви. Они живут мгновениями настоящего. О прошлом они не знают, а будущее - оно расстилается чистыми картами перед их глазами. Флер - французский цветок с английским ароматом. Джон - восторженный соловей перед лицом Красоты. И весь мир, казалось бы, должен радоваться вместе с этими детьми, но стена, выстроенная не ими, вновь непреодолимой преградой делит жизнь.

Эгоистическая дилемма: Ирэн, ненавидящая само воспоминание о первом замужестве, противится любви сына, но желает ему счастья. Вот только представление о счастье она пропускает через призму своих воспоминаний, презрения и горечи. Она не говорит сыну "Нет!", но и не отпускает его, привязывая сильнейшей нитью - сыновьим долгом.

Ирэн повела себя в высшей степени недостойно, сказав Джону: "Думай о себе!", но подразумевая "Помни обо мне - в первую очередь!" И ее сын отступил от Флер, которую любил, быть может, сильнее матери.

Сомнение - вот капля, склонившая весы его совести в пользу прошлого. Последняя капля, оброненная Джолионом в отвратительном письме Джону: в строках, таких логичных, таких печальных, был очень красиво завуалирован яд. Джолион, обожавший жену, изменил акценты в истории их семьи, унизил отца Флер, заклеймил само понятие "владеть". Хотя что есть брак, как не взаимное обладание и более того - жаление вручить себя самое возлюбленному.

И Джон, милый, очаровательный, пылко влюбленный Джон, уступил. Сдался. Предал Флер.

Как же права была эта девочка, выпалив:
"Не думала я, что в наши дни молодые люди цепляются за мамашины юбки".

Именно так он и поступил. И Флер Форсайт согласилась стать женой Майкла Монта, веселого, непосредственно-чудаковатого и безумно влюбленного в нее. Того, что влюбился в нее в тот же день, что и Джон, но куда более решительного.

"У него были уши фавна, смеющийся рот с щеточкой усов над углами губ и маленькие живые глаза". Он был склонен к "чувствительности к красоте", "прошел через войну" и был готов изменить свою жизнь ради той, кого полюбил. Майклу была присуща некая безалаберность, но, вместе с тем, он обладал собственным взглядом на мир, несомненным обаянием и мужественным сердцем.

Флер знала, что "Джон не для нее", но понимала ли, какое сокровище ее нелюбимый муж?

Продолжение следует...

Цветок

Апсны!

Прочь, война, прочь!
9 августа с берега были слышны разрывы снарядов в Кодорском ущелье. У некоторых началась истерия. У нас в крови была твердая уверенность - все будет в порядке.
Звонки неслись весь день - из разных уголков из страны, от друзей. знакомых, соотечественников. Откуда они брали наши номера - загадка, но за нас переживали все. И мы не собирались паниковать.
Я. как и моя семья, знала твердо - мы никуда не уедем, что бы ни случилось. Здесь - дом, Родина, надежда. Здесь - мои родители, моя семья и все. что мне дорого.
Ночью 10 августа большой десантный корабль выгрузил военную технику и миротворцев. Утром, около половины седьмого, колонна проследовалапо улице Лакоба: сначала грузовики с боеприпасами и миротворцами, потом колонна тяжелой техники. На глаза наворачивались слезы.
За нами - Россиия, а под нашими ногами - наша земля. Апсны - страна души, Богом данный край. который устал от войны.
Страх был. Он записан у всех, кто однажды лишился мира, в крови - горем, болью, надеждой. В минуту, когдамы смотрели на колонну техники, страх жалил где-то у основания позвоночника, заставлял поднять глаза с застывшими слезами.
Годость клокотала в гортани, расширяла легкие, обжигала лицо. Гордость за Россию, за решительный шаг и, в первую очередь, за ребят, за этих красивых, молодых. сильных и прмых, как кипарисы, как сама справедливость.

"До свидания, мальчики!
Мальчики!
        Поскорей возвращайтесь назад".

В руках не было даже цветов - в минуту, когда танки остановились на несколько минут, мы возвращались с берега. А так хотелось подарить их тем, кто отправлялся зашщищать нас. Было только благословение, взмах руки и улыбка. Господи, сохрани их всех! Пусть будут живы, пусть возвращаются домой.

12 августа. Впервые за 160 лет Кодорское ущелье полностью перешло под контроль абхазской стороны. Операция была завершена. Грузинские войска струсили, бежали. Америка проиграла. Россия блестяще восстанавливает позиции на мировой политической сцене.
Все ждут официального признания независимости Абхазии и Южной Осетии.

Сегодня, 21 августа в полдень на Площади Свободы начался всенародный сход в поддержку независимости нашей страны. Около 47 тысяч человек, мазки белого, зеленого и красного на ярко-голубом фоне - это флаги развевались в воздухе. Национальное самосознание - вот что определяло настроение людей в эти два часа гордости.

Мы держали транспаранты, мы кричали ура, мы верили. Теперь история должна изменить свой ход.

"Имя твое - птица в руке,
Имя твое - льдинка на языке..."

Этот романс на стихи М. Цветаевой - один из моих любимейших. Но раньше у меня не было этого имени-"серебряного бубенца". Теперь это имя открылось:
"Имя твое - пять букв".
Имя твое - Апсны.

Я люблю тебя, моя земля!






Президиум:

А это один из тех. кто следил за безопасностью на площади:

Ну и ваша покорная отдыхающая... правильнее сказать - строптивая отдыхающая:

Цветок

Луиза Мэй Олкотт, "Маленькие женщины"

Лишний раз мне довелось убедиться, что "нужная книга откроется в нужное время в нужном месте".
Весной я привезла из Питера чудесную книгу "Маленькие женщины замужем" американской писательницы Луизы Мэй Олкотт. И до прошлой среды этот томик ждал своего часа в шкафу.

Что может быть милее сентиментальной литературы длю юных леди конца 19-го - начала 20-го веков?!

Незатейливая, ясная и чистая описательная манера. Жизнь, которая теперь представляется по-давнему сказочным. Очаровательные леди, благородные джентльмены. И взросление души и ума.

За простым сюжетом (жила-была дружная семья Марчей - мама, папа и четыре девочки, было у них много друзей, много вопросов и преград вставало на пути их взросления и все преграды они преодолевали с поистине праведной стойкостью, верой и добротой) кроется глубина человеческого "Я".

Четыре девочки - Мег, Джо, Бэт и Эми - четыре характера, четыре отражения любой девочки вчера, сегодня и завтра. Им далеко до совершенства, но они учатся ставить цели и достигать их.

Из всех героинь мне, как выяснилось, наиболее близка любимица автора Джо. В одной из глав служанка Ханна говорит о девочке, что та - как колючий каштан: придет пора, и он раскроет свои иголочки и явит всю свою нежность и готовность к любви. Я - такой же каштан, внутри у которого клокочет так много, а наружу вырывается так мало и так холодно.

А еще Джо - начинающая писательница. И у нее возникают такие же сомнения касательно свой писанины, что и у меня. И однажды приходит понимание: что-то настоящее, глубокое можно написать, когда ты пройдешь через испытания, когда окрепнет что-то внутри, что позволит не придумывать, а писать, зная.

Мег показала мне, что замужество - это не просто романтический флер, который быстро спадает, но и умение уступать, любить и стараться понимать. Что это умение сбить спесь и гордыню и найти компромисс. И еще - что это очень ответственный шаг.

Бэт - маленький ангел домашнего очага. Тихая и добрая! И очень сильная! Увы, такие, как она не задерживаются надолго в несовершенном Сегодня.

Эми - начинающая художница, красавица и любительница произвести впечатление. Обладающая природной элегантностью и утонченностью, она проходит путь от девочки, готовой по расчету выйти замуж, до любящей хозяйки уютного дома.

Все четверо - маленькие борцы за жизнь, за свое место в ней. Это пример мужества и смирения, безграничной радости и тепла.

И как же хорошо, что я прочитала ее именно теперь! Чудесная книга!